Хроники нашего дурдома (nadia_yacik) wrote,
Хроники нашего дурдома
nadia_yacik

Category:
40 километров дороги от Одоева до Белева.
Мы не едем - мы плывем по морю золотой осенней листвы. Вверх-вниз, с холма на холм.

Альбом: Белев-Одоев


Альбом: Белев-Одоев




Поля постепенно сменяются бесконечными яблоневыми садами. Деревья невысокие, кряжистые, уже почти без листвы. На обочинах торгуют антоновкой и пипином - по 100 рублей за большое ведро, по 50 за среднее. Покупаем целый мешок яблок, грузим в багажник, и на всю машину разливается яблочный аромат. Едем по холмам, любуемся, хрустим яблочками..

Вот и Белев. Стоит привольно на высоком берегу Оки. Когда-то пограничный город, город-крепость. С одной стороны Дикое Поле, с другой – литовское княжество. Здесь проходила крестьянская война Болотникова. Здесь воевода Пожарский гнал поляков. Здесь родился Василий Андреевич Жуковский и умерла императрица Елизавета Алексеевна…

Альбом: Белев-Одоев


Скорее едем в музей – мы ведь долго задержались в Одоеве, и нас уже давно ждут. Встречает нас экскурсовод. Фамилия ее Лопарева, а вот имя я не запомнила, к великому моему стыду.

- Это вы звонили? Ну что же вы так поздно..
- Простите великодушно, задержались. А давайте сразу пойдем в зал 19 века? Купеческие фамилии, династии, жизнь города в те времена нас в первую очередь интересует.
- Конечно пойдем. Только сначала давайте подойдем к этому стенду.

Самый первый стенд в музее. Пара старых фотографий, описи…





- Это все, что осталось от старого белевского музея. Он был открыт Павлом Жуковским, сыном Василия Андреевича, в доме его матери, пленной турчанки Сальхи. Сначала он занимал всего две комнатки…Когда окружение Павла Васильевича Жуковского – художники, скульпторы, меценаты - узнало об открытии музея, к нам со всей России потянулись дары. Это же было делом чести для многих! Музей самого Василия Жуковского, автора гимна «Боже царя храни!». У нас были живописные полотна, эскизы, рисунки. Скульптуры, старинная мебель, гобелены, фарфор… Экспонаты с 17 века, не говоря уж о 18 и 19..
- И что же случилось?
- Все сожгли в 1941 году, когда немцы подошли вплотную к Белеву. Спасали, конечно, партийные архивы. А об истинных ценностях никто не подумал. Некогда и не на чем было вывести. Вот и подожгли музей. Кое-что стащили, конечно. Но ничего не принесли потом, ни единого экспоната. Очень нескоро, в 70-х, всплыли два полотна кисти Павла Жуковского – из целого цикла в 33 портрета-медальона – портреты Екатерины I и Екатерины Великой. При пожаре их нашли, случайно, в деревне неподалеку, за печкой, свернутые в рулон. Вот они:



- Ну, что ж о грустном. Пойдемте дальше.

И мы пошли. Мы делали шаг и останавливались около каждого экспоната. И о каждом предмете экскурсовод могла рассказывать нам бесконечно. Маленькая бумажечка, какой-то фрагмент документа. Перчатка или фотография. И вот уже история декабриста Гавриила Батенькова, 20 лет просидевшего в одиночной камере и чуть было не потерявшего в ней рассудок. И тут же рассказ об Авдотье Ивановне Киреевской, протянувшей руку Батенькову после амнистии, когда ему совершенно некуда было возвращаться из Тобольска. И потом оказывается, что Авдотья Ивановна – это мама Ивана Васильевича Киреевского, русского религиозного философа, о котором я слышу почти ежедневно от своего старшего сына, всерьез увлекшегося философией… И о нем нам тоже рассказали. И о его брате.

И вот такие узелки истории – везде. Везде. Каждый шаг по этому музею – это переплетение истории, прошлой и настоящей.

Вот казалось бы. Яблоневые сады по дороге в Белев. Мы упомянули о них, мол, задержались, потому что красота немыслимая!..

- Ну конечно красота. Вы ведь слышали о нашей яблочной пастиле??

Альбом: Белев-Одоев


Ну, кто не слышал о пастиле. Лежит такое в магазине, белое, сладкое, брусочком. Зефир круглый, пастила длинная. На вкус одинаковые. А оказывается, яблочная белевская пастила – это тоже целая история! И никакая она не белая и маленьким брусочком, а вовсе даже рыжая!

Яблочной пастилой в Белеве занимались купцы Прохоровы. Знаменитые люди были. В 1858 году тульский купец, инженер и писатель Амвросий Прохоров в сельце Ровны посадил плодовый сад – около тысячи саженцев. Через несколько лет в прохоровском саду было уже две с половиной тысячи деревьев. А вскоре начинается строительство: заложено каменное здание длиною в 100 м. Что строится никто не знает, но слухи ползут: «Будут яблоки огнем жечь!» Зачем купцам понадобилось «жечь яблоки», стало ясно в 1888 г., когда на Улановой горе открылся «Завод растительных консервов» – первый в России! Секретность строительства нашла объяснение: завод имел цех «огневой сушки овощей» – изобретение Прохорова. Такого «ноу-хау» не было ни в одной стране мира! Оказывается, Амвросий Прохоров приспособил под сушку яблок… паровозную топку! Четыре траншеи шагов в двадцать длиною заканчивались огромной печью: в траншеи закладывались деревья (целиком!), и концы их горели в печи. Жар от топки сушил яблоки. Надо было держать +90°С: чуть больше – и пастила чернеет. Изобретение держали в секрете…



Уже через два года на Санкт-Петербургской выставке садоводства белевская яблочная пастила получает медаль.
Купцы Прохоровы на своем заводе делали не только яблочную пастилу. Они сушили фрукты и грибы, первыми придумали сухие кисели и сухие супы (их поставляли в армию в большом количестве), пакетированный и фруктовый чай..
Но грянула революция и завод, конечно, экспроприировали. Сын Николай Прохоров, отказавшийся служить на заводе инженером, был репрессирован. А вот внук, Павел Амвросиевич, выжил и даже работал в наркомате пищевой промышленности под руководством Микояна…
И все это время – и до революции, и после, в советские застойные времена – белевскую яблочнкую пастилу делают и продают на экспорт в Германию, Францию, Италию. К столу партийных чиновников ее также подают. Нам, простым смертным, родившимся вдали от Белева, такой продукт неизвестен… Зато вот интересный факт – когда Чкалов перелетел океан и в Америке в его честь был устроен прием, среди прочих яств ему была подана белевская яблочная пастила. Готовили ее по книге внука Амвросия Прохорова. Книга так и называлась «Приготовление Белевской чисто-яблочной пастилы»

Альбом: Белев-Одоев


Вот она, нынешняя, современная белевская яблочная пастила:

Альбом: Белев-Одоев


На вкус это великолепно. Нежное кисло-сладкое лакомство, чуть упругое, в меру суховатое, без приторности и с великолепным ароматом настоящих антоновских яблок. После этой поездки я буквально "заболела" пастилой. Изведя пару ведер антоновки и шесть вечеров, я все-таки сделала дома подобие яблочной пастилы.

Альбом: октябрь_2011


Ну, не фабричная, конечно. Но вкусно, очень.

Впрочем, я отвлеклась. Пойдем дальше по музею. Идем мы медленно. Останавливаемся у каждого стенда. И везде нас ждет рассказ.

Альбом: Белев-Одоев


Императрица Елизавета Алексеевна, будучи проездом из Таганрога в Москву, после загадочной смерти своего супруга Александра I в Таганроге, заболевает и умирает в городе Белев, в доме купцов Дорофеевых. Тело императрицы готовили к бальзамировали, сердце ее поместили в серебряный кубок и похоронили в саду Дорофеевых. Пушкин, проезжая мимо Белева на Кавказ (через Белев проходил почтовый тракт, так что в городе бывали и Чехов, и Гоголь), поклонился этой могиле, переночевал в местной гостинице и поехал дальше… А ведь сколько слухов ходило о смерти Елизаветы и Александра. И до сих пор есть версии, что каждый из них не скончался в свое время – а принял постриг, и жил потом еще долгое время - Александр под именем старца Федора Кузьмича, а Елизавета под именем Веры-молчальницы.

Можно ли сказать о Пушкине и не вспомнить о Жуковском, который родился здесь же, в 3 верстах от Белева, в усадьбе кМишенское?.. Сын купца Бунина и плененной когда-то турчанки Сальхи, которая всю жизнь прожила в России, приняла православие и крестилась в Елизавету Турчанинову. В 14 лет начавший писать свои первые стихи. Здесь же, в Мишенском, он полюбил на всю жизнь Машеньку Протасову, которая вполне отвечала ему взаимностью, но отношения с которой были невозможны из-за близкого родства… Близкий друг Пушкина, наставник цесаревича Александра II… Впрочем, биография Жуковского заслуживает отдельного поста. Но об истории его дочери, Сашеньки, я все-таки скажу.

Жуковский женился уже поздно, в 58 лет. Сердце его покорила Елизавета Рейтерн, дочь его давешнего приятеля. Говорят, Лиза была очень похожа на Машеньку Протасову. Ну, как бы там ни было, а брак Василия Андреевича был вполне счастливым. Лиза родила двух детей – дочь Сашу и сына Павлика. Крестным отцом Павла Васильевича стал сам Александр II! Великая честь, но по заслугам. Жили Жуковские в Германии, но Василий Андреевич мечтал привести в Россию своих детей. К сожалению, сам он не успел вернуться, скончавшись в Баден-Бадене. Но Елизавета выполнила завет мужа и привезла Павла и Лизу в Россию, в Петербург. Жили они у отца и брата Елизаветы в Петербурге. Рейтерны были придворными художниками. Павел рано проявил свой живописный талант. По состоянию здоровья ему пришлось уехать из России и долгие годы прожить в Италии. А дочь, Александра, в 16 лет становится фрейлиной императрицы Марии Александровны.
Там, при дворе, Саша Жуковская знакомится и без памяти влюбляется в Великого князя Алексея Александровича. Молодые люди бегут и тайно венчаются – по одним сведениям в Италии, по другим в Женеве. Александра ждет ребенка.
Узнав о тайном браке, император пришел в негодование, срочно вызвал к себе Великого князя. Брак его он не признал. Алексея отправил в двухлетнее кругосветное путешествие, А Саше навсегда запретил въезд в Россию. С Алексеем они больше не виделись.
Саша отправилась в Италию, где родила сына, назвав его в честь отца Алексеем. Под давлением императорского двора все отношения с Великим князем были прерваны, ей было запрещено писать письма отцу своего ребенка… Павел, взбешенный отношением к своей сестре, сначала пытается вызвать Алексея Александровича на дуэль, а затем, когда Алексей по требованию императора Александра II отказывается принять вызов – покидает пределы России. Алексей, перед тем, как отправиться в путешествие на два года, вытребовал для своей непризнанной жены и матери ребенка баронский титул и пожизненную пенсию.

Умирает Александр II, начинается правление Александра III. Павел Жуковский официальным письмом вновь приглашен ко двору. В один из приездов он привозит с собой племянника, Алексея Алексеевича Седжиано. Теперь судьба мальчика решена. Он причислен к Сумскому драгунскому полку. После получения офицерского титула становится ординарцем Великого князя Сергея Александровича. Он получает графский титул, отчество – Алексеевич, фамилию – Белевский. Впоследствии ему разрешают присодинить к фамилии и фамилию великого деда.

Сашенька Жуковская в 33 года выходит замуж за саксонского полковника, барона Кристиана Генриха фон Вёрмана.

А Великий князь Алексей Александрович так и не женится. Когда-то в самом начале разлуки с Сашенькой он написал ей:

«Вспомнил я Твою маленькую комнату, где мы, бывало, так часто сидели, и стало мне опять тяжело одному и захотелось во что бы то ни стало написать Тебе, но потом я вспомнил, что это невозможно, и я скучный и печальный пошел спать, но долго не мог заснуть, и хотел я Тебя видеть, с Тобой забыть весь мир, Тебя одну хочу я, и отняли Тебя у меня, и проклинал я всех людей и всех, всех на свете.»

Посмотрите на портрет сына Сашеньки и Алексея. Он вам никого не напоминает?



Вылитый ведь Николай II, правда?
Они двоюродные братья.

Альбом: Белев-Одоев


Много еще можно рассказать.

О подруге Саши Жуковской, Марии Мещерской, фрейлине, входившей в ту же компанию, что и Саша, и полюбившей цесаревича Александра III – их роман был также разорван, Мария вскоре была выдана замуж и скончалась в родах, написав перед смертью Сашеньке что «никого и никогда не любила, кроме цесаревича».

О том, как сложилась судьба у Алексея Белевского.

О том, как нашлись наследники купцов Прохоровых.

О здешнем уроженце митрополите Евлогии, который возглавил Русскую Православную Церковь в изгнании.

О том, как жила в Белеве маленькая девочка Надя, ходила в музей, рисовала, а потом стала ученицей Казимира Малевича, вышла замуж, уехала во Францию, взяла фамилию мужа и стала Надей Леже. И как в один прекрасный день Белевский музей получил посылку от Нади, где были были копии лучших мировых живописных полотен и скульптур – их хватило на целых три зала музея!

Альбом: Белев-Одоев


О том, как вот так, в маленьких, забытых Богом музеях, можно провести три часа – а потом месяц сидеть в сети, читая статьи и исследования, удивляясь хитросплетению людских судеб. И мечтая, как однажды весной я проплыву по этим же холмам и увижу, как цветут бесконечные прохоровские яблоневые сады…

Альбом: Белев-Одоев
Tags: путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments