December 30th, 2011

(no subject)

Последний рабочий день в этом году.
Все пришли попозже, в два часа у нас корпоратив, потом все расходимся до следующего года.
Никаких дел уже, половина начальствия болеет (пусть уж выздоравливает, он у нас отличный), вторая половина начальствия бегает как взмыленное по делам - грозится приехать уже прям на корпоратив. Пусть уж приезжает, без него тоска зеленая.
Последние рабочие дела.
Полили цветы и вынесли весь мусор. Посуду засунули в посудомойку.
Открыли бутылку коньяка. Все пьют, я нюхаю - мне вечером в деревню, за руль.
Лёнечка собрался с нами отмечать, как я рада - и не передать.
Ту-ту!!! Низкий старт для празднования!!

(no subject)

Последние дни ухоящего года, мы уже в деревне, с нами Димас и Лёнька.

Завтра мы ждем наплыва гостей. Для Катюши мне понадобилось перенести огромное кресло-кровать из левой "мальчиковой" гостиной в правую "девочковую" гостиную - т.е. через весь дом и веранду. Димас и Лёнька, вздыхая, подошли к монстрообразному креслу, подняли его, сняли с основы... БАТЮШКИ! В отделении для постельного белья мы нашли - полведра нежареных семечек, которые как-то нечаянно пропали из мешка с кормом для чижика, мелко изъеденную лиловую простынь и кусочки наволочки. Вся эта инсталяция была свернута в красивый клубочек, посередине которого сидела МЫШЬ и лупала на нас возмущенными глазами. Через секунду мышь исчезла. Семечки и труху мы вымели. Сейчас Дима и Лёня уже сорок минут пытаются собрать кресло в правой гостиной...

И я не знаю, как сказать им, что первого числа - то бишь послезавтра - им придется нести этого монстра обратно в левую гостиную.

Бедная мышь! Она заготовила себе запасов на всю зиму и приготовилась к тихому выведению многочисленного потомства. А теперь ей приходится скрываться где-то в глубине, за сервантом, собирая жалкие остатки припасов и вздыхая об ужасных, ужасных временах.. А впереди у нее еще больше ужаса. Ведь на Новый год к нам, вполне возможно, вместе с людьми приедет и КОТ, которого жалко оставить в одиночестве в новогоднюю ночь...

Интересно, кто кого поборет - мышь, сумевшая проскользнуть в дом, минуя челюсти молниеносной кавказки, или бесшерстный складчатый московский кот, который ни разу в жизни не видел ни деревенского дома, ни мышей... надеюсь, что кавказскую овчарку во дворе он-таки и не увидит, да :)))

(no subject)

у нас тихо-тихо.
затишье перед гостями, шампанским, оливье, холодцом и пирогами, перед шумом, фейерверком, гомоном, телефонными звонками и прочей суетой.
все сегодняшние блюда - пироги и холодец, отварные овощи на оливье и винегрет, бульон для борща и квашеная капуста в кадушке - готовы.
на кухне в прозрачном чайнике заваривается, удивляясь снегам и владимирщине, китайский мандариновый пуэр.
допит шотландский вискарь, доживает последние минуты коробочка с бельгийскими трюфелями.
какой-то интернационал.
все расползлись по углам. я сижу в спаленке и ем лепешку с молоком. молоко уже не парное - а холоднющее, из ледника, настоящее, со слоем желтоватых сливок в банке - зима уже, коровы стоят в хлеву, молоко жирное, сладкое на летнем сене.. Димка сидит в кресле у окна, рядом с дремлющим чижиком, и поглядывает в свою "таблетку" - какой-то у него планшет, не планшет, что-то такое. Лёнька рассказывает бабушке, что будет, если всех нас захватит Китай. Бабушка охает, закатывает глаза, а сама на самом деле смотрит и слушает финал КВН-а. Муж сидит в кабинете и то ли седьмую страницу романа пишет, то ли очередную миниатюрку. А скорее всего пьет чай с коровками и читает книжечку.
Завтра, завтра. Завтра с утра суматоха, борщ, кино, оливье, машины, машины, хлопанье дверьми, радостный лай Дуськи, полные сумки с продуктами везде-везде. Бардак и шум и гам. Всем выдать валенки и рукавицы, всем дать шапки и теплые штаны, всем кагалом поехать в лес, срубить ёлку, привести домой, вываляться в остатках снега, пить суздальскую медовуху, специально припасенную для этих дней, в лесу лопать пирожки и изображать сценки. Может быть приедет еще один долгожданный гость - пока он думает, хоть бы надумал.
А пока дом чист, убран и спокоен. Он готов к приему гостей.
Чудное, прекрасное время, когда дети уже выросли, а внуки еще не подоспели. Можно не спать до полуночи или до утра, можно пить виски и шампанское, или вон молоко с лепешкой, можно делать что угодно, когда угодно и сколько угодно. Еще хватает сил на безумства, но утром не надо рано вставать. Вся обязательная жизненная программа выполнена , и можно выдохнуть и посмотреть с интересом по сторонам - ну-ка, ну-ка, теперь ваша очередь, посмотрим, что получится у вас...
В жизни у меня не было такой свободы.
Кааайф.