April 16th, 2011

(no subject)

ну что, летний сезон 2011 открыт. Приехали Лёнька с Тан, мы повозились в саду, раскрыли клематисы и розы, раскидали сугробы, чтоб быстрее таяли, спалили на мангале прошлогоднюю листву, а потом нажарили плескавицу и вот только ее съели.
Весна.
Счастье.

(no subject)

снег-то еще не сошел. ну, не весь. еще такие снежные полянки - кажется, совсем холодные, ледяные, промерзшие насквозь, и земля под ними - ну льдом должна быть, льдом.
а пройдешься по такой полянке - следы остаются темные, глубокие. и наполняются, наполняются водой. а снег рыхлый, легкий, зернистый, падает в ямки от следов, тает в этой черной воде.
на самом деле снег не на земле, он чуть поднят, а под ним везде-везде - вода. вода, вода.
ручейки и ручьи. бегут, журчат. везде-везде.
я хожу по всему участку с маленькой лопаточкой - тут стукну, там расчищу - и из стоящих луж в клубмах и рабатках начинают журчать ручейки, и ростки тюльпанов, крокусов и нарциссов вздыхают, расправляются, поднимаются все выше.

утром треск, такой треск!! что такое, крыша провалилась??? а это на нашем пруду вдруг вся ледяная платформа кааак оторвется от берегов, как ухнет вниз и вглубь, как вздыбится!! и пошла в свободное плаванье от берега к берегу, покачиваясь, с рыжей, грязной, весенней водой посередине...



так мы с Лёнькой на этой льдине покатались. Так здорово. Под ногами качается, трещит, скользит. Оттолкнешься от берега лопатой - и заскользил по кругу. Недалеко, а страшно..

Гуси прилетели, сели на болото. И чайки, чайки прилетели на андреевское озеро, а оно еще во льду, и полно рыбаков. Чайки кричат, кружат над полями, и если закрыть глаза, подставить лицо солнцу и прислушаться, то кажется, что ты где-то в южных морских краях.

Оттаивают дорожки. По краям еще лед, а серединка раскисшая да теплая и мягкая. Расцветают подснежники и первые крокусы, появляются маленькие, микроскопические зеленые листики примул. Земля еще холодная, прошлогодняя трава лежит, вся изрытая мышиными ходами - а все-таки уже не зима.
Хотя солнце заходит - и холодно даже у мангала, и ноги в резиновых сапогах стынут, стынут от снега и ледяной земли.
А все-таки уже не зима.